В 1986 году Алексей Бреус нажал последнюю «живую» кнопку на пульте управления 4-м энергоблоком.

Вокруг американского сериала «Чернобыль» не утихают дискуссии: где правда, где вымысел, такими ли были люди, на которых возложили ответственность за самую ужасную техногенную катастрофу в человеческой истории. Своим видением фильма с «КП» в Украине» поделился художник и публицист Алексей Бреус. В 1986 году он работал старшим инженером управления блоком №4 на ЧАЭС и приступил к ликвидации последствий аварии в утреннюю смену 26 апреля. Спустя 14 часов 20 минут после взрыва Алексей нажал последнюю «живую» кнопку на операционном пульте.

Алексей Бреус

Операторы работали бок о бок с пожарными

— Алексей Алексеевич, какие у вас впечатления от просмотра киноленты? Ее можно назвать документальной?

— Впечатление в целом положительное. Фильм, конечно, не документальный, хотя основан на реальных событиях с реальными фамилиями причастных к ним людей. Но как по мне, то сериал и не очень художественный. Художественный фильм предполагает одну сюжетную линию, вокруг которой все крутится. А здесь герои все чернобыльцы. 

Мне импонирует, что передана масштабность событий и что впервые, наверное, показано то, чем занимались операторы-ядерщики после взрыва.  Когда говорят о ликвидаторах, обычно вспоминают пожарных, военных, вертолетчиков. Такое впечатление, будто персонал станции разбежался, как только случился взрыв. На самом деле это не так. Операторы оставались на местах до шести утра 26 апреля, а потом прибыли сменщики, в числе которых был и я. Нужно было спасать пострадавших, проводить разведку, замерять уровни радиации… Я вам больше скажу — в ночь взрыва операторы работали бок о бок с пожарными.  

Специальных костюмов не было

— Люди понимали, что произошло, что каждый шаг, каждое действие приближает смерть? 

— Да, масштабность события понимали. Ну как не понимать, если я в полвосьмого утра 26 апреля прихожу на свое рабочее место — пульт управления 4-м блоком и мне говорят, что сила излучения тут 800 микрорентген в секунду. Это в 1000 раз больше допустимой для оператора нормы. 

— Защитные костюмы на станции были? В кино пожарные, персонал станции работают в одних лепестках-респираторах.

— Да, так и было. Не существовало какой-то специальной защитной одежды для атомщиков. Были гидрокостюмы, которые предназначались для работы на участках, где возможно попадание водяных брызг. Это пластиковые комбинезоны с открытым верхом, без шлемов. В таких костюмах, а не в водолазном снаряжении, работали инженеры Алексей Ананенко, Валерий Беспалов и Борис Баранов, когда открывали вентиль под реактором (в фильме они в водолазном снаряжении). 

Сценаристы использовали миф?

— В кино жители Припяти среди ночи наблюдают столб огня над ЧАЭС. Однако многие свидетели аварии говорят, что не видели пламени.  

— Я в эту ночь спал, разрушенный блок увидел  утром, когда приехал на станцию. Но очевидцы говорили, что был хлопок, потом долгий  шелест, вспышка и облако то ли пара, то ли дыма. Столба огня не было. Огонь видели в ночь на 27 апреля, когда из Припяти уже вывезли жителей. И не огонь, а свечение — следствие химических реакций в реакторе. 

— В мае 1986 года по Киеву ходили слухи, что в реактор рухнул вертолет. Низко опустился, и техника якобы не выдержала радиацию. Такой кадр мы видим в «Чернобыле». 

— На самом деле авария вертолета была 2 октября. Но с радиацией она никак не была связана. У разрушенного блока стоял огромный подъемный кран, экипаж неосторожно подлетел к нему и зацепился за тросы винтом. Больше двадцати человек на борту погибли. 

На самом деле они такими не были

— В фильме пожарный берет кусок графита и рука сразу покрывается страшными ожогами. Такое было? 

— Когда я лежал в больнице, моим соседом был пожарный, побывавший в самом пекле. Он говорил, что видел, как его коллега брал светящиеся зеленым трубочки графита. Это близко к тому, что показано в фильме. Но радиационные ожоги проявляются не сразу. Свой ожог под правым глазом я в первый день тоже не заметил.

— Люди, участвующие в съемках такого фильма, ни разу не были в Чернобыле. Это сказалось на качестве ленты?

— В Чернобыле быть не обязательно, есть много съемок и много документов. Зрелищный материал передан просто замечательно. Но вот в деталях, а главное — в характеристиках реальных людей есть много неточностей и даже вранье.

— Вы говорите вранье?

— Да, ложка дегтя, которая всю бочку портит. Директор Чернобыльской атомной станции Виктор Брюханов на самом деле мягкий, интеллигентный, очень порядочный человек. А в фильме он представлен тираном. Заместитель главного инженера Анатолий Дятлов вообще показан злодеем, виновником происшедшего. На самом деле он тоже был совсем не таким.

В фильме вертолет под воздействием радиации падает в реактор. На самом деле трагедия произошла месяцами позже и по другой причине. Фото: Кадр из фильма

Штампы времен холодной войны

— Сколько вы проработали в Чернобыле после аварии? 

— День на 4-м блоке и потом еще два дня на 5-м. Дальше врачи запретили из-за большой дозы (Алексей Бреус получил единоразово 120 бэр при разрешенном облучении персонала атомных станций 5 бэр в год. — Ред.).

— Правда, что от людей скрывали правду, занижали реальный уровень радиации? 

— Занижали — это очевидно, боялись паники. В первой серии фильма показано, как директор Брюханов сам не верит в то, что докладывает наверх. Подает заниженные данные. Так было, но не по злому умыслу. У Брюханова были  подчиненные, которые снимали данные с приборов. А те приборы, которые находились на станции, не могли показать больше определенных значений. Когда посторонние люди говорили Брюханову, что на самом деле все гораздо страшнее, он верил не им, а персоналу своей станции. 

—  Одни хвалят фильм за то, что там показаны оскалы советской действительности, другие за это же критикуют: слишком очернили.  

— В фильме действительно немало штампов времен холодной войны. Безусловно, в прошлом были моменты, которые достойны порицания, но в сериале они утрированы. В частности, подписка о неразглашении. Некоторые ее, конечно, давали, но говорить о причинах аварии на ЧАЭС не запрещалось. 

Эксперимент — это совпадение

— Причины аварии показаны правильно?

— По этому поводу тоже есть разногласия. В самом начале киноленты Легасов записывает на диктофон прощальную речь и говорит, что Дятлов виноват. Дальше по ходу фильма выясняется, что основная причина взрыва — это кнопка аварийной остановки, которую нажал оператор. На самом деле он имел право и должен был ее нажать. От операторов скрывали, и в фильме этого не показано, недостатки проекта, не было информации, что кнопка может работать наоборот — увеличивать мощность химических процессов. Это так называемый запас реактивности. Операторы не имели даже приборов, которые показывали бы такую величину. Просто не имели. 

— А эксперимент, который проводился в то время на ЧАЭС, правильно показан?

— Это были испытания проектной системы безопасности. Да, в фильме это есть. Но эти испытания к аварии не имели отношения. Только совпадение. Проявился проектный изъян реактора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter. Это поможет развитию нашего проекта!

avatar
  Подписаться  
Уведомление

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: