В рейс 22-летний украинский моряк — житель Мариуполя Максим Гнибеда — ушел абсолютно здоровым человеком, но домой к семье вернулся полуживым, а его сердце стало работать только на 27%. Причину таких изменений в организме до сих пор не смогли найти… Об этом корреспонденту Seafarers Journal рассказал сам моряк.

В свой третий и теперь уже крайний рейс Максим ушел 21 января 2018 года. На контейнеровозе EXPRESS BRAZIL (ранее HANJIN SANTOSIMO 9443023, флаг Мальты)согласно контракту, он должен был отработать кадетом 7 месяцев (+-1). Владелец судна — греческая компания Danaos Shipping Co. Ltd. На судне данной компании он работал впервые.

«Есть диплом третьего механика. Вообще учусь на заочной форме обучения на второго механика в Азовском морском институте Национального университета «Одесская морская академия» (АМИ ОНМА). Контракт подписывал в одесском офисе», — рассказал моряк.

Отработав 6 месяцев на борту данного судна он написал капитану рапорт о списании, но тот домой его не отправил. Тогда Максим был еще абсолютно здоровым, но, видимо предчувствовал что-то неладное…

По словам Максима, во время рейса на переходе ему стало плохо, о чём он сообщил капитану судна. Уже по прибытию EXPRESS BRAZIL в Бразилию молодого человека отвезли в местную больницу, где ему провели необходимые процедуры по очистке крови, он сдал анализы и вернулся на пароход.

Через день после поездки в больницу мариуполец снова почувствовал недомогание и ушел отдыхать в каюту.

На борту судна квалифицированную медицинскую помощь кадет не смог получить из-за отсутствия судового врача.

«Тому, что я себя снова стал плохо чувствовать, капитан не поверил. И моя просьба списаться домой была с его стороны проигнорирована. Он пообещал решить мой вопрос в следующем порту захода — в Колумбии. Переход длился примерно 23-24 дня!», — рассказывает Максим.

Уже в Колумбии моряка доставили в клинику города Барранкилья, где по результатам обследования ему так и не смогли поставить диагноз. Врачи предполагали, что это наследственное заболевание, и чтобы его исключить, связывались с родителями моряка в Украине.

«Мой папа тоже моряк, медкомиссию проходит стабильно. Они оба здоровы. Никаких связей с наследственностью медики не нашли», — уточнил он.

Во второй клинике Максим провел около двух недель. Тело моряка было опухшим, но уже там он пошел на поправку. «Мои ноги начали сдуваться. Я уже даже думал ехать домой и меня перевели в палату для выписки. Там я пролежал неделю, начал нормально ходить. Но в один день стало резко плохо и потом больше ничего не помню…», — рассказывает он.

Позже выяснилось, что у Максима была получасовая остановка сердца. Это уже ему рассказывала мама, которая прилетела в Колумбию. Все расходы оплатила сторона судовладельца.

Максима перевели в третью колумбийскую клинику, где пролежал около трех месяцев.

«Диагноза так никто и не поставил, они не понимали, что со мной происходит. Сначала думали, что меня в Бразилии укусил шагас, но анализы эту версию не подтвердили. Мне поставили специальный прибор – ECMO machine (ЕКМО — Экстракорпоральная мембранная оксигенация — инвазивный экстракорпоральный метод насыщения крови кислородом при развитии тяжёлой острой дыхательной недостаточности – прим. ред.) и с ним я пролежал месяц. Потом поставили другой – американское устройство Heart Mate 3, с которым я живу и сейчас. Там стоит мотор, что подкачивает кровь…», — рассказал моряк.

Представитель стороны судовладельца из Колумбии сопроводил Максима в Украину.

«Страховая компания оплатила чартерный самолет мне с мамой, они оплачивали все расходы. 7 декабря меня привезли в клинику Амосова (Киев). В Украине аппарат Heart Mate 3 не используют и для местных медиков он был абсолютно новым, но они стараются мне помочь. Я благодарен им за это», — сообщил он.

Со своей стороны мама Максима добавила: «Мы очень благодарны Колумбийской клинике Fundacion Cardiovascular de Columbia. Особую благодарность врачам: Леонардо Салазар, Антонио Фигуэро, Тамара Гонгадзе, а также страховой компании, что они все оплатили и вернули нас на родину. Нам также очень помог Шведский клуб и мистер Мануэль, отец и сын из города Баранкильи».

Сегодня сердце 22-летнего моряка Максима работает на 27%, он нетрудоспособен и работа в море вообще «заказана».

Моряк находится в Мариуполе, где через день сдает анализ крови. «На один мой день уходит лекарств на такую сумму, которую я даже не зарабатывал… И я до сих пор не знаю, что со мной произошло, почему. Диагноз есть — «Диллатационная кардиомиопатия», но он обобщенный, его первопричину никто не может назвать…», — подытожил моряк.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter. Это поможет развитию нашего проекта!

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: